ЧАСТЬ ВТОРАЯ 11 страница  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ 11 страница

Он шагал по надоевшим своей ненастоящей стерильностью улицам. Больше всего сейчас ему хотелось взять банку ледяного пива и выпить его, развалившись на зеленом газоне. А потом смять пустую банку и недобросить ее до уличной урны, наблюдая, как суетится механический уборщик. Или просто сплюнуть на тротуар, не опасаясь окрика офицера или патруля военной полиции.

В этот раз он не знал, куда ему пойти. Допрос эсбэшника о том, как он провел последнюю ночь в увольнении, шевелился внутри, порождая вопросы и угрызения совести. Что он такого натворил, набравшись, как свинья, если даже СБ об этом знает? Интересно, что подумала о нем Мэд? Как появиться ей на глаза? Что сказать?

— И вообще — что, на Мэд свет сошелся клином? — с внезапно нахлынувшей злостью подумал он, — Какого дьявола я буду перед ней распинаться? Завтра меня закинут за две тысячи километров, что мне будет за дело до какого-то специалиста по психологической разгрузке? Таких специалистов, как она, пруд пруди в каждом гарнизоне — на мой век хватит!

Пришедшая в голову мысль, а еще больше взявшаяся ниоткуда злость так поразили Сергея, что он остановился на середине тротуара. Странно. Чувство вины и неловкости, которое он испытывал, думая о Мэд, прошло. Более того, вместе с ним исчезло и теплое, влекущее чувство к ней. Ее имя не отзывалось внутри ничем. Просто женское имя. Каких много.

— Наверное, устал на учениях, — подумал он, — Сейчас немного выпью, расслаблюсь, все пройдет.

Мимо не спеша проехал патруль военной полиции в открытом джипе. Скучающий сержант рядом с водителем окинул Сергея ленивым взглядом из-под низко надвинутой каски, слегка кивнув в ответ на его приветствие.

Сергей заглянул в первый попавшийся бар для рядовых, заказал пива. Большой светлый зал был почти пуст. Несколько солдат, кажется танкистов, потягивали что-то из стаканов, перекидываясь в карты. В дальнем углу кто-то загородился газетой.

— Надеюсь, это заведение не для избранных? — на всякий случай спросил он у официанта, — Пехоту принимаете?

— Принимаем, принимаем, — усмехнулся бармен, подавая пиво, — Заходи, коль понравится. Вечерами тут небольшой стриптиз. Девочек можно приглашать за столик.

— Ясно, — Сергей облокотился о стойку, отхлебнул пива. Заведение было так себе. Пиво, хоть и холодное, имело непривычный привкус.

Определенно, день не задался, — подумал Сергей, с трудом одолев треть стакана.

— Спасибо, — он протянул бармену карточку.

— Забегай вечером, — отозвался тот, — Будет интересно.

— Обязательно, — пообещал Сергей.

Он отдал честь проходящей мимо компании пижонистого вида офицеров-летчиков в отутюженной форме, остановил медленно ползущее такси.



— К бару “Пингвин”, — коротко приказал он водителю.

Через пять минут он стоял у вывески с толстой черно-белой птицей. Распахнул дверь, шагнул в пахнущий рыбой и дымом прохладный полумрак. Над головой раздался громкий протяжный крик. Сергей сделал над собой усилие, чтобы не отшатнуться от резкого звука.

— Это пингвин, дорогой, — улыбаясь, кивнул ему из-за стойки Мустафа, — Твой подарок.

— Привет, Мустафа!

— Здравствуй, дорогой! Спасибо тебе за подарок! Народ в восторге. Теперь у бара свой голос.

— Не за что, Мустафа, — улыбнулся Сергей, — Как дела?

— Благодаря тебе — отлично. Народу пингвин нравится, валит валом. Смотри сам, — он кивнул на зал, где почти не было свободных мест. Морпехи выпивали, жевали, курили, играли в карты, спорили, сплетая голоса в ровный гул, смешивающийся с тихой музыкой.

— Выпьешь? Я припас новую бутылку виноградного, — похвастался бармен.

— От такого вина грех отказываться, — засмеялся Сергей. Ему стало как-то легко в ставшей привычной атмосфере маленького заведения.

— Сейчас, дорогой, — с готовностью отозвался Мустафа, — Это за счет заведения.

Из сумрака зала поднялась глыбообразная фигура Малыша.

— Эй, салага, давай к нам, — перекрывая шум, проревел он.

Кивнув бармену, Сергей с бокалом вина пробрался между столиками к компании Малыша. Вслед ему оглядывались, но уже особенно не отвлекаясь от разговоров и выпивки.

— Привет, Малыш, — хлопнул Сергей по подставленной лопатообразной ладони, кивнул остальным.

— Привет, Серж, — прогудел Малыш, — Это парни из моего отделения, — он по очереди тыкал пальцем в плотные фигуры в расстегнутых сине-зеленых комбинезонах, представляя компанию — Это Крыша, наш пулеметчик. Это Дуболом. Это Санчес — снайпер. А это наш взводный док, Магда. Не смотри, что в юбке, даст в лоб — мало не покажется. Она свой парень.

Крепкая, коротко стриженая девушка-капрал с глазами цвета стали, улыбнулась Сергею.

— А это, — морпех хлопнул Сергея по плечу, отчего тот едва не присел, — Серж. Хоть и пехтура, но чувак свой в доску.

— Рад знакомству, парни, — кивнул Сергей, — И с вами, мисс.

— Слушай, Серж, — смеясь, низким грудным голосом отозвалась девушка, — У нас тут эти ваши “миссис-мэм” не в ходу. Я просто Магда, понял?



— Конечно, Магда. Нет проблем, — улыбнулся Сергей.

— Садись, чего народ пугать, — невысокий, гибкий как змея Санчес подвинул ему стул, — Меня Крисом зовут.

Сергей кивнул, уселся, оказавшись между Магдой и Малышом. На столе стояло огромное блюдо с жареной рыбой. Каждый отщипывал от него по мере надобности. Все то и дело прихлебывали пиво.

— Ты сегодня неприлично трезв, Малыш, — чтобы поддержать разговор, сказал Сергей.

Рядом засмеялась Магда. Спокойный Санчес спрятал улыбку за бокалом пива.

— Да, трезв, салага, и что? — грубовато отозвался верзила, — Тут в долг не наливают, а до раздачи халявы еще неделя. Так что пока перешел на пиво.

— Мне свою халяву тратить пока не на что, могу угостить, — серьезно посмотрел на него Сергей.

— Нет уж, чувак, — вмешался квадратный пулеметчик, — Пусть лакает пиво. С тех пор, как он проигрался в карты, с ним хоть поговорить можно. А то хлебнет своего пойла и идет цепляться к первому встречному. Вот, недавно к тебе прицепился. Сам знаешь, что вышло. Думаешь, легко было тащить такую тушу?

За столом засмеялись. Малыш грустно хлебнул пива, опустошив сразу полбокала.

— Ха-ха, — передразнил он компанию.

— Слышал, вы наших салаг под орех на ученьях разделали? — подал голос Дуболом, отщипывая кусок рыбы.

— Да, вроде было что-то такое, — уклончиво ответил Сергей.

— Было, было, — подтвердил Санчес, — Их по лесам до сих пор гоняют, высокую мотивацию вырабатывают. А трое в госпитале. Минами приложило. И летуна нашего вы чуть не угробили, едва сел, говорят.

— Летуна? — удивился Сергей, — В каком смысле?

— Ты пей вино, пей. Рыбу ешь, — подтолкнул его Малыш.

— Да в прямом, — пояснил Санчес, — Чего-то ему там отстрелили, едва приземлился. Чуть ли не на автомате сел. Хорошо, они сейчас в море, вернутся — лучше им не попадайся.

— Странно, у нас ракеты были только учебные. И патроны холостые. Один только на сотню — боевой. Как мы могли ему что-то отстрелить? Врет, наверное.

— С этих пижонов станется, — поддержала его Магда, — Поди, задел дерево на бреющем, и валит теперь на пехоту.

— Не, точно отстрелили, — уперся Санчес, — у меня земляк техником в авиакрыле. Летуны говорили, ему чего-то там пробили. Едва до палубы дотянул. Верняк. Круто вы его сделали.

Сергей пожал плечами, запивая вином жирный кусок рыбы.

— Да так им и надо, засранцам, — прогудел Малыш, — Меньше выделываться будут, чистоплюи. Ну и упал бы один, не хрена было выпендриваться. Как выеживаться — они первые. А как попросишь поддержку — того и гляди, самого накроют, мазилы. А халяву гребут — мама не горюй.

— Эт точно, — вздохнул Крыша, — Бабки им платят сумасшедшие.

К их столику подошел официант, протянул Сергею меню. На него удивленно уставились.

— Что будете заказывать?

— Даже не знаю, — почесал подбородок Сергей, — Давайте всем пива. И принесите чего-нибудь горячего. На большом блюде. Вкусного. На ваше усмотрение.

— Спасибо. Сейчас все сделаем, — официант коротко кивнул и растворился в дыму.

— Серж, это они перед тобой так выпендриваются, потому что ты не морпех? — поинтересовалась Магда, — Или твой папа генерал?

— То есть?

— Ну, — пожала плечами капрал, — Официанты тут обычно заказы не принимают. Еду они разносят, но заказываем мы ее сами, у стойки. И за выпивкой ходим тоже сами.

— Это что, видела бы ты, док, как вокруг него с подружкой танцевали в прошлый раз! — захохотал Малыш.

— Мустафа всем говорит, что новый звонок у входа — подарок друга, — сообщил Санчес.

— Ты его близкий друг? — удивилась Магда, — Тогда понятно.

— Да нет, просто как-то так сложилось. Он меня пригласил, хорошо угостил. Я ему подарил звонок. Так и пошло. Он хороший парень, очень гостеприимный — глотнув вина, сказал Сергей.

Компания дружно загоготала, расплескивая пиво.

— Гостеприимный!… — едва выговорила сквозь смех Магда.

— Ой, не могу! — вытирая слезы, сказал Малыш, — Да у него снега зимой не выпросишь! О его жлобстве байки травят!

— Если бы он не готовил классную хавку — хрен бы мы сюда ходили, — подтвердил Крыша, — Дерет он безбожно.

— Ну не знаю, — вежливо возразил Сергей, — Не могу сказать ничего плохого. Кормят тут отлично, просто замечательно. И уютно тут.

— Ну, что есть, то есть. Тут классно расслабляться, — подтвердил Малыш, — Не зря мы эту забегаловку себе застолбили.

— Я прошлый срок тянул лямку на Крайсе. Вот уж где дыра, — сообщил Дуболом, — Там мы жрали только сухпай да суп из сублимированного мяса. А тут — полная халява! Дышишь без маски и хавка — пальчики оближешь.

— Да… — мечтательно улыбнулся Санчес, — Под ногами почти не хлюпает и мерзкие пиявки с руку толщиной на тебя с веток не падают…

— Вместо них — ящерицы да змеи, — поддела его Магда.

— И стреляют в тебя редко, все больше — ты сам палишь, куда скажут, — подхватил Крыша, — И поддержка всегда под рукой, только свистни. Чем не рай?

Компания захохотала. Сергей расслабился. Среди служак-морпехов, опытных, поросших мхом многолетней службы, грубых и бесхитростных, на душе было спокойно и хорошо.

Принесли блюдо с кусками исходящего паром и политого густым соусом кальмара — местной мутировавшей разновидности земного предка. Разговор на время прервался. Морпехи сосредоточенно работали ртами, слышалось только постукивание ножей и вилок.

— Ну пехота, уважил, — наконец, сыто рыгнул Дуболом, — Такая жратва тут не часто обламывается.

— Очень вкусно, Серж, — поблагодарила его Магда.

Санчес поддержал ее, показав большой палец.

— Да ладно вам, еда, как еда, — смутился Сергей.

— Не скажи, — не согласился Малыш, — Это в тебе еще гражданские пирожки-блинчики бродят. Потягаешь лямку с мое — начнешь любить простые радости. Ты поди еще и на боевых не был?

Сергей мотнул головой.

— Да ты парень, можно сказать, целка еще! — хлопнул его по спине Малыш, — Ничего, еще хлебнешь крови.

Морпехи заулыбались, потягивая пиво.

— Целка-целкой, а тебя-то он сделал, — ухмыльнулся Санчес.

— А, ладно, — махнул рукой верзила, — Сегодня они нас, завтра мы их. Морская пехота всегда была круче.

— Это потому, что вами детей пугают, — поддел его Сергей.

Они посидели еще с полчаса, непринужденно болтая ни о чем.

— Ладно, парни, — поднялся Сергей, — С вами классно, но хочу по городку прошвырнуться. Спасибо за компанию.

— Давай чувак, спасибо за халяву! Не спались там! Заходи еще, братан! — вразнобой отозвались морпехи.

Мылыш подмигнул Сергею.

— Увидимся, салага. До встречи!

— Что так быстро уходишь, Серж? — огорчился Мустафа, когда Сергей протянул ему карточку, — Не понравилась еда?

— Да нет, что ты, Мустафа! Все отлично. Я съел столько, сколько за неделю не съедал. Хочу погулять по городу. Спасибо тебе.

— Тебе спасибо, — улыбнулся бармен, — Заходи еще.

Крик пингвина за спиной отсекло стеклянной дверью.

Магда в несколько быстрых глотков допила пиво, отодвинулась от столика вместе со стулом.

— Ладно, парни, отрывайтесь, я пойду прогуляться. Да и выспаться не мешало бы.

— Давай, док, оторвись как следует, — изобразив похабный жест ухмыльнулся Санчес. Морпехи за ее спиной обменялись понимающими взглядами.

— Эй, солдатик! — раздался сзади женский голос.

Сергей не успевший пройти по улице и тридцати шагов, оглянулся.

— А, это ты, док… — его догоняла Магда. Сложенное кепи торчало у нее из-под погона, рукава комбинезона по традиции морпехов были аккуратно закатаны выше локтей, обнажая загорелые мускулистые руки.

— Какая я тебе док, — догнав его, поправила девушка, — Ты не в моем взводе, парень. Это для них я — док. Потому как я их задницы из огня вытаскиваю. А для остальных я — Магда.

— Ну, как скажешь, Магда, — равнодушно согласился Сергей.

Они пошли по улице рядом.

— Куда торопишься? — спросила Магда, — К девочкам?

— Да нет, — машинально ответил Сергей, — Не к ним. Пока не решил, куда. Куда глаза глядят.

— Составить тебе компанию?

Он покосился на ее крепкую, дышащую пластичной силой фигуру, плотно обтянутую комбинезоном.

— А что, прикольно получится. Взвод ухохочется, когда узнает, что я закадрил крутого капрала-морпеха.

— А вот это ты зря, дружок, — серьезно сказала Магда, прищурившись на него своими стальными глазами, — Еще раз выдашь что-нибудь в таком духе — очнешься в реанимации, когда тебе яйца будут назад пришивать. Понятно? И вообще, кончай строить из себя крутого. Говори нормальным языком, мы не в казарме. Ok?

Сергей кивнул.

— Хорошо, Магда. Извини. Я просто не знаю, как вести себя с тобой. Ты все-таки морпех, да еще и целый капрал.

— Ой, да брось ты рефлексировать, — она непринужденно взяла его под руку, — Представь на секунду, что я нормальная женщина.

Сергей с трудом подавил готовую сорваться с языка пошлую остроту.

— Еще бы знать, что такое нормальная женщина. Я и забыл уже, как они выглядят, — вместо этого сказал он, слегка улыбнувшись.

— Я освежу тебе память, — улыбнулась в ответ Магда. Теперь, когда вокруг не было ее друзей, она словно сбросила маску крутого рубахи-парня, сразу став проще и естественней, — Думаешь, хорошо все время быть живым танком и ловить зубами пули?

Они засмеялись, непроизвольно ускоряя шаг. Идти под руку с девушкой быстрым шагом было непривычно. Необычно. И странно. Сергей первым заметил, что они почти бегут.

— Слушай, Магда, мы куда-то опаздываем?

Она хихикнула. Они сбавили шаг, старательно идя не в ногу.

— Твои кабаны не обидятся, что ты их бросила?

— Да ну, что ты! Я ж им почти как мать. На руках их таскаю. К тому же проводить с ними все свободное время — то еще удовольствие. То к девкам завалятся, то драку устроят. Крутизной меряются, — она немного помолчала, — За неделю их физиономии так надоедают, что поневоле захочешь от них спрятаться.

— Насчет рук — это ты образно?

— Если бы, — улыбка Магды словно застыла, — Малыша на боевых в голову приложило. Едва выжил. Шлем вдребезги. Напичкала его обезболивающим до бровей и на себе в укрытие перла. Да не просто так, а как дорогую статуэтку — не дай бог встряхнуть. Это после того боя у него полголовы — сплошная арматура. Слышал, наверное, как он стены лбом крушит?

Сергей кивнул.

— А Санчес во время десантирования задел под водой электрическую медузу. Его так шарахнуло, что вся автоматика отключилась, включая автодоктора. До вертолета полчаса держала его под реаниматором. Думала, отдаст богу душу. И ничего, даже не дергается сейчас. Классный снайпер. Да все они битые-перебитые. И ты таким будешь…

С минуту они молча брели по тротуару.

— Да, ладно, — она стряхнула с лица мертвую улыбку, — Что-то я все о грустном. Мы вроде как веселимся. Куда пойдем?

— Тебе лучше знать. Выбирай дорогу, а я угощаю, — улыбнулся Сергей.

— Ох, люблю я халяву!

— Кто-то просил говорить по-человечески, — напомнил ей Сергей.

— На человеческом языке этого и не скажешь как следует, — засмеялась она.

— Так куда пожелаете, мэм?

— Дай подумать… — она остановилась, нахмурила брови, — Придумала! Пойдем слушать джаз в “Варане”? Какая-то местная группа. Говорят, жутко популярная. Всего два дня играют. Они даже в межпланетные турне катаются.

— Ну что ж, давай, веди.

— Это рядом, пара кварталов отсюда.

На вывеске ресторана прямо под названием было выведено “Только для офицерского состава”. Тонированные стеклянные двери то и дело раздвигались, выплескивая из себя порции плотной аритмичной музыки вместе с подтянутыми офицерами под руку с элегантными дамами. Патруль военной полиции недвусмысленно прохаживался неподалеку, меряя шагами небольшой скверик.

— Х-м-м, отчего-то мне кажется, что нам тут не будут рады, — проговорил Сергей.

— Да ну, ерунда, — отмахнулась Магда, — Сейчас я все устрою. Подожди тут.

Она высвободила руку, исчезла за углом. Несколько минут Сергей в ожидании разглядывал проходящие мимо пары, исподтишка провожая глазами некоторых офицерских спутниц.

— Любуешься? — раздался сзади голос Магды.

Он смутился, быстро повернулся к девушке. Она держала под руку высокого капитана-морпеха.

— Это куклы для выхода. Категория “Только для офицеров”. Резиновые игрушки и то более живы, чем они, — Магда презрительно посмотрела вслед длинноногой жгучей брюнетке с большим искусственным бюстом, которую прижимал к себе молодой вертолетчик, повернулась, представила своего спутника — Знакомься, это капитан Джон Бридж, первый батальон первого полка.

— Сэр! Рядовой Заноза, первый батальон первого полка мобильной пехоты, сэр! — Вытянулся Сергей.

— Ну-ну, боец, расслабься, — ответил капитан. Пока он молчал, не было заметно, что он изрядно пьян, — Видишь, ты тоже из первого первого. Стрелок?

— Никак нет, сэр! Оператор комплекса огневой поддержки, сэр!

Капитан пожевал губами, осмысливая услышанное.

— Это такая железная страхолюдина на двух ногах? — уточнил он.

— Так точно, сэр!

— Круто. У нас такой фигни нет. Видел я, как они палят. Правильные машинки, — наконец, уважительно изрек он, и добавил, — Хотя нам оно и не надо. У меня в роте есть пулеметчик, сам какой хошь комплекс разделает. Одной рукой стреляет. У меня таких много. Это вам, мелкоте, без поддержки никуда. А морпехи сами себе поддержка.

— Так точно, сэр!

— Док, а чего он у тебя такой уставной? — капитан повернулся к Магде, которая все это время старательно не давала ему терять равновесие, — Мы ведь без чинов, так? И вообще, ты не говорила, что твой дружок из пехоты.

— Конечно без чинов, Джон, — она улыбнулась Сергею, крепче ухватывая капитана под локоть, — А Серж свой парень.

— Разрешите уточнить, сэр? — Увидев, как покачала головой Магда, поправился, — То есть Джон. Я не из пехоты. Я из мобильной пехоты.

— Держишься своих? Это правильно, парень. Морпехи потому и морпехи, что держатся друг за друга, — с этими словами офицер навалился на Магду. — Бог любит морскую пехоту…

Магда потихоньку разворачивала его к дверям. Сергей бросился ей помогать, подхватив капитана с другой стороны.

— Говоришь, была на Шеридане в семидесятом? — пьяно глядя на Магду, спрашивал морпех.

— Точно, Джон, была. Второй первого. Рота “Альфа”.

— Второй первого? — он наморщил лоб, — Значит, рядом были. Я тогда был взводным в третьем пятого. Рота “Браво”. Зачищал Сан-Антонио. Говорят, вас там хорошо повыбило?

— Да уж, умылись кровью, — нехорошо усмехнулась Магда, — Все, пришли. Давай, Джон, приглашай.

Она открыла дверь, Сергей помог офицеру войти. Рядом тут же возник прямой, как палка, метрдотель в безупречном смокинге.

— Господа, мне очень жаль, но это заведение только для господ офицеров, — заявил он, всем своим видом излучая респектабельность.

— Они — мои гости, — прищурился с высоты своего роста капитан, — Я их пригласил.

— Сэр, — накрахмаленная грудь развернулась в сторону офицера, — Мне очень жаль, но правила нашего заведения не позволяют…

— Я сказал, милейший… — капитан словно протрезвел, оттолкнув руку Сергея и выпрямляясь. На них начали оглядываться из-за ближайших столиков, — …что эти солдаты — мои гости. И я офицер, как видите. Мне повторить еще? Проводите нас к столику, мы пришли послушать музыку.

— Сэр, нас посещают старшие и высшие офицеры, у нас респектабельное заведение… — побледнев, упорно лепетал служащий.

Его слова заглушили звуки блюза. Ритмичный бас бился в тяжелые драпировки зала. Музыка была так плотна, что, казалось, проникала сквозь поры кожи. Капитан наклонился к метрдотелю, положил ему тяжелую руку на плечо и, дыша перегаром прямо в лицо, что-то беззвучно говорил. Слушая его, лакей бледнел, покрывался испариной, беспомощно оглядывался, но не мог вырваться из клешни морпеха. Наконец, капитан отпустил его, подтолкнул в сторону зала. Сдавшийся служащий, всем своим видом изображая попранную невинность, повел их в самый темный угол, где их столик почти не был виден из основного зала. Разноцветные пятна прожекторов ритмично помаргивая, расцвечивали причудливыми переливами небольшую эстраду, где четверо парней в модных потертых джинсах и бейсболках выдавали бесподобный ритм. Зал был довольно плотно заполнен. Изящные декольтированные дамы мило улыбались накрахмаленным офицерам, пили шампанское. Тут и там среди молодых офицеров выделялись рядами орденских колодок полковники, смотревшиеся странно рядом с дорогими молодыми подругами.

Сергей помог Магде сесть, заслужив от нее благодарный кивок и немного смущенную улыбку. Джон тяжело бухнулся на стул спиной к залу. Официант разложил перед ними электронные планшетки меню в дорогих кожаных папках.

После заведения Мустафы есть не хотелось.

— Легкую закуску? — спросил он Магду. Та кивнула.

— Что вы пьете, Джон? — обратился он к капитану, — Я угощаю.

— А, все что горит, — равнодушно ответил морпех.

Сергей потыкал пальцем по меню, набирая заказ, передал папку официанту.

— Здесь не слишком уютно, — заметил он, обращаясь к Магде. Та пожала плечами.

— Хлев, каких мало, — коротко отрекомендовал заведение капитан, — И цены, как в кафе при Генштабе. Но штабные говнюки любят потрясти тут мошной. И еще летуны.

В ожидании заказа они молча посидели, слушая музыку. Квартет исполнял одну композицию за другой, спокойно и с удовольствием занимаясь любимым делом, наплевав на приличия, отдаваясь ритму. Лишь иногда они делали маленькую паузу, чтобы скурить сигарету или хлебнуть холодного пива. Дым от их сигарет причудливо переливался в лучах прожекторов, всасываясь в потолок. Похоже, для заезжих знаменитостей сделали исключение — больше в зале курящих не было.

Принесли их заказ. На стол с гравитационной тележки перекочевал запотевший графинчик с водкой, дымящееся мясо под острым соусом, бутылка вина и тарелки с крохотными кучками фирменных салатов.

За такие деньги порции могли бы быть и побольше, — неприязненно отметил про себя Сергей.

Официант, пренебрегая пробой, разлил вино по бокалам. Сергей, покачав головой начавшей гневно раздувать ноздри Магде, кивком отпустил его.

— Угощайтесь, Джон, — он подвинул тарелку с дымящимся мясом капитану. — Горячее мясо — лучшая закуска.

Тот кивнул в знак благодарности, налил и залпом проглотил рюмку водки.

— Недурно, — промычал он, кладя в рот аппетитный кусок.

Магда задумчиво смотрела на эстраду, изредка прикасаясь к бокалу. Музыканты были в ударе. Сергей, смакуя вино, расслабленно купался в волнах музыки. Капитан периодически прикладывался к бутылке. Музыка скрадывала холодную враждебность яркого зала.

Незаметно прошел час. Сергей даже удивился, как быстро промелькнуло время. Музыканты отдыхали, куря тонкие сигареты, и тихо болтали друг с другом.

— Может, уйдем? Мне тут что-то не нравится, — спросил Сергей у задумчивой Магды.

Она согласно кивнула. Сергей подозвал официанта.

— Что желаете, сэр?

— Будьте добры, пива музыкантам. Того, что они пьют.

— Хорошо, сэр.

— И счет, пожалуйста. Мы с дамой уходим. Господин капитан, вы остаетесь?

— Да, посижу еще немного, — отозвался Джон.

— Одну минуту, сэр, — слегка поклонившись, официант удалился.

Они подождали, пока принесут счет. Магда задумчиво улыбалась, поигрывая серебряной вилкой на столе. Сергей непроизвольно накрыл ее ладонь своей. Она подняла глаза.

— Тебе понравилась музыка? — спросил Сергей.

— Не то слово. Просто откровение какое-то. Никогда не думала, что музыка может так цеплять.

— Ваш счет, сэр! — официант протянул красивую фирменную бумажку в прозрачном пластиковом планшетике, поставил на стол считыватель.

— Извините, уважаемый, я верно вас понял — эта цифра означает размер чаевых? — поинтересовался Сергей.

— Совершенно верно, сэр! В традициях наших посетителей благодарить за хорошее обслуживание, — холодно улыбнулся официант.

— Ясно, — Сергей быстро отстучал на клавишах считывателя цифру, сунул карточку в щель, — Очень красивая цифра. Видимо, я не соблюду ваши традиции. Потому что обслуживают тут безобразно. Сначала нас отказались пускать, несмотря на приглашение офицера. Потом разлили вино, не дав его попробовать. Замечу — дорогое вино. Вероятно, вы считаете это хорошим обслуживанием, но на моей родине так обслуживают только в привокзальных буфетах. Извините, я не плачу чаевых. Этот господин, — он кивком показал на капитана, — Остается. Его обед оплачен. Всего хорошего.

Официант уныло кивнул, забирая считыватель. Сергей помог Магде подняться. Хлопнул по подставленной руке Джона — “Спасибо за приглашение”. С соседнего столика на них недовольно покосился жующий майор, явно не одобряя фамильярных отношений офицера с рядовым.

Магда шла впереди, изящно лавируя между столиками. Глядя на ее легкую, пластичную походку и гордо поднятую голову с красиво очерченным затылком, Сергей невольно сравнивал ее с декольтированными женщинами за столиками, томно улыбавшимся своим кавалерам.

Действительно куклы, — подумал он.

Магда пригласила его в свою небольшую квартирку в доме для рядового состава. Сидя в единственной комнате с окном во всю стену, они пили чай с домашним печеньем и увлеченно болтали. Она показала ему коллекцию голоснимков о своей службе. Сергей с интересом перелистывал прозрачные пластиковые листы, тыкал пальцем, заставляя развернуться наиболее понравившиеся снимки. Вот Магда в тяжелой синей броне с винтовкой через плечо, весело глядящая сквозь приоткрытое забрало шлема. Магда, совсем еще юная, в заляпанном тиной комбинезоне, по грудь в болоте, высоко подняв оружие, бредет вслед за каким-то увальнем. Магда на фоне отделения улыбающихся, кровь с молоком, морпехов. Магда среди развалин каких-то зданий, на фоне задымленного неба, в исцарапанной броне сидит на каменном обломке, устало прихлебывая из фляжки. Ее шлем валяется рядом, короткие волосы слиплись от пота. Вот Магда, вся в брызгах, летит в воду с пандуса десантного бота среди морпехов-буйволов, продвигающихся по пояс во взбаламученной морской воде. Магда внутри БМП, плотно схваченная страховочными скобами, с винтовкой, зажатой между бронированных наколенников. Магда в шортах и маечке-топике, улыбающаяся фотографу сквозь черные противосолнечные очки.

— Это я в учебке. Ползу по болоту. Впереди — мой командир отделения, — рассказывала Магда, комментируя снимки.

— Это я на Орлеане. Я там родилась. Мегаполис Сент-Луис. Там и завербовалась в первый раз. Все лучше, чем идти в посудомойки или на панель. Тут я в отпуске. Оторвалась на славу. Море — парное молоко, так бы и жила там. Только мужики там какие-то хлипкие, — она улыбалась, ее глаза оживленно блестели.

— Это уже тут, год назад. Ученья на Южном материке. Это наш взводный. Классный мужик. Хотя и зануда. А это наше отделение. Узнаешь?

— А это где? — спросил Сергей, показывая на страницу с фотографиями на фоне разрушенного города.

— Это я на Шеридане. Мой второй срок. Второй батальон первого полка. Шестьдесят девятый год. Это наши парни, второй взвод роты “Альфа”, — улыбка Магды стала какой-то искусственной, неживой, — Хорошие ребята, — она прикасалась пальцем к молодым лицам, перечисляла, — Это Ганс. Наступил на плазменную мину. Обгорел до костей. Это Майк Козелик. Классный водитель. Сгорел в БМП. Это Иван. Самый молодой. В семидесятом попал под обстрел. Оторвало руку по локоть. Новая не прижилась — редкая группа крови. Кто будет возиться с рядовым? Вживили протез и списали на пенсию. Это наш пулеметчик, Джимми Бойскаут. Отморозок с высокой мотивацией к службе. Стрелял во все, что шевелится. Но дело свое знал. Прошел психокорекцию, сейчас сержантом где-то на центральной планете. Здесь Марчелло. Отделение тяжелого оружия. Попал в плен в семидесятом. Перенес пытки. Сошел с ума. Нашли его через месяц, когда проводили зачистку. Сидел голым в холодном подвале в куче своего же дерьма. Джимми тогда окончательно съехал, вышел на улицу и палил во всех подряд, пока лента не кончилась. Это наше отделение в Сан-Антонио, в самом начале. Тогда все начиналось с патрулирования и комендантского часа. После джунглей такая служба — сахар. Потом были блок-посты. Потом начались инфильтрационные лагеря. Потом тотальная зачистка. Это Ковбой. Выжил, счастливчик. Этого я не помню уже. Кто-то из молодого пополнения. Его шлепнул снайпер почти сразу же после прибытия. Это наш взводный, Норд. Сейчас где-то ротой, наверное, командует. Его столько раз прикладывало, что я со счета сбилась. Медики его заново складывали. Везучий, сукин сын…


4243744413836794.html
4243812474223653.html
    PR.RU™