Антропогенные лимитирующие факторы  

Антропогенные лимитирующие факторы

В качестве примеров антропогенных лимитирующих факторов, позво­ляющих управлять природными и созданными человеком экосистемами, удобно рассмотреть пожары и антропогенный стресс.

Пожары как антропогенный фактор чаще оцениваются только нега­тивно. Исследования последних десятилетий показали, что естественные пожары могут являться как бы частью климата во многих наземных ме­стообитаниях. Они влияют на эволюцию флоры и фауны. Биотические сообщества "научились" компенсировать этот фактор и адаптируются к нему, как к температуре или влажности.

Пожар можно рассматривать и изучать как экологический фактор, наряду с температурой, осадками и почвой. При правильном использо­вании он может быть ценным экологическим инструментом.

Некоторые племена выжигали леса для своих нужд еще задолго до того, как люди стали планомерно и целенаправленно изме­нять окружающую среду.

Пожар — важный фактор и потому, что человек может его контроли­ровать в большей степени, чем другие лимитирующие факторы. Трудно найти участок земли, особенно в районах с засушливыми периодами, где бы не случился пожар хотя бы раз за 50 лет. Чаще всего причиной пожа­ра в природе становится удар молнии.

Пожары бывают различных типов и приводят к разнымпоследствиям:

- верховые, или "дикие" пожары — обычно очень интенсивны и не под­даются сдерживанию. Они уничтожают крону деревьев и разрушают всю органику почвы. Пожары такого типа оказывают лимитирующее действие почти на все организмы сообщества. Должно пройти много лет, пока участок вновь восстановится;

- низовые пожары совершенно иные. Они обладают избирательным дей­ствием: для одних организмов оказываются более лимитирующими, чем для других. Низовые пожары способствуют развитию организмов с высокой толерантностью к их последствиям. Они могут быть естест­венными или специально организованными человеком.

Например, плановое выжигание в лесу предпринимается с целью устранить конкуренцию ценной породы болотной сосны со стороны лиственных деревьев. Болотная сосна, в отличие от лиственных пород, устойчива к огню, так как верхушечная почка ее сеянцев защищена пучком длинных плохо горящих иголок.

При отсутствии пожаров поросль лиственных деревьев заглуша­ет сосну, а также злаки и бобовые. Это приводит к угнетению 'куропаток и мелких травоядных животных. Поэтому девственные сосновые леса с обильной дичью являются экосистемами "по­жарного типа", т. е. нуждающимися в периодических низовых пожарах. В данном случае пожар не ведет к потере питатель­ных элементов почвой, не вредит муравьям, насекомым и мел­ким млекопитающим.



Азотфиксирующим бобовым небольшой пожар даже полезен. Выжи­гание проводится вечером, чтобы ночью пожар был потушен ро­сой, а узкий фронт огня можно было легко перешагнуть. Кроме того, небольшие низовые пожары дополняют действие бактерий по превращению отмерших останков в минеральные питательные вещества, пригодные для нового поколения растений. С этой же целью весной и осенью сжигают опавшую листву.

Плановое выжигание - пример управления природной экосистемой с помощью лимитирующего экологического фактора.

Решение вопроса о том, следует ли полностью исключить возмож­ность пожаров или огонь надо использовать как фактор управления, должно целиком зависеть от того, какой тип сообщества желателен на этом участке. Американский эколог Г. Стоддард (1936) одним из первых выступил "в защиту" контролируемых плановых выжиганий для увеличе­ния продукции ценной древесины и дичи еще в те времена, когда с точ­ки зрения лесоводов любой пожар считался вредным. Тесная связь выгорания с составом трав играет ключевую роль в поддержании удивительного разнообразия антилоп и поедающих их хищников в восточно-африканских саваннах. Положительно влияют пожары на многие злаковые, так как точки их роста и запасы энергии находятся под землей. После выгорания сухих подземных частей элементы питания быстро возвращаются в почву, и травы пышно вырастают.

Вопрос "жечь или не жечь", конечно, неоднозначен. По неосторожно­сти человек нередко бывает причиной увеличения частоты губительных "диких" пожаров. Борьба за пожарную безопасность в лесах и зонах отды­ха - вторая сторона проблемы.

Частное лицо ни в коем случае не имеет права намеренно или слу­чайно вызывать пожар в природе - этим занимаются специально обу­ченные специалисты, знакомые с правилами землепользования.

Антропогенный стресс также может рассматриваться как своеобразный лимитирующий фактор. Экосистемы в значительной степени способны компенсировать антропогенный стресс, т. е. изначально адаптированы к острым периодическим стрессам. Кроме того, многие организмы нужда­ются в случайных нарушающих воздействиях, которые способствуют их долговременной устойчивости. Например, большие водоемы часто обла­дают хорошей способностью к самоочищению и восстанавливают свои качества после загрязнения, так же как и многие наземные экосистемы.



Однако долговременные нарушения могут привести к выраженным и устойчивым негативным последствиям. В таких случаях эволюционная история адаптации не может помочь организмам — компенсационные механизмы имеют определенные пределы. Особенно это касается случа­ев, когда сбрасываются сильно токсичные отходы, которые постоянно производит индустриализованное общество и которые ранее отсутствова­ли в окружающей среде. Если не изолировать эти ядовитые отходы от глобальных систем жизнеобеспечения, то они будут угрожать непосред­ственно здоровью И станут для человечества основным лимитирующим фактором.

Антропогенный стрессусловно подразделяют на 2 группы:

- острый, для которого характерны внезапное начало, быстрый подъем интенсивности и небольшая продолжительность;

- хронический, когда нарушения невысокой интенсивности продолжа­ются долго или повторяются.

- Природные системы часто обладают достаточной способностью справляться с острым стрессом.

- Например, стратегия покоящихся семян позволяет лесу восста­новится после вырубки. Последствия хронического стресса могут быть более тяжелыми, т. к. реакции на него не столь очевидны. Могут пройти годы, пока изменения в организмах . будут замечены. Так, связь между заболеванием раком и куре­нием была выявлена лишь несколько десятков лет тому назад, хотя существовала давно.

- Пороговый эффект частично объясняет, почему некоторые проблемы окружающей среды возникают как бы неожиданно. На самом деле они накапливались долгие годы.

Например, в лесах начинается массовая гибель деревьев после длительного воздействия загрязнителей воздуха. А проблема стала заметной только после гибели многих лесов в Европе и Америке. К этому времени необходимые меры опоздали на 10-20 лет и не смогли предотвратить трагедию.

- В период адаптации к хроническим антропогенным воздействиям снижается толерантность организмов и к другим факторам, например, к болезням. Хронические стрессы часто связаны с токсичными вещества­ми, которые, хотя и в небольших концентрациях, но постоянно посту­пают в окружающую среду.

- Так, в статье журнала "Тайме" "Отравление Америки" приводи­лись такие данные: "Из всех вмешательств человека в естественный порядок вещей ни одно не нарастает такими тревожными темпами, как создание новых химических соединений. Только в США хитроумные "алхимики" ежегодно создают около 1000 новых препаратов. На рынке имеется около 50 000 разных химикатов. Многие из них, бесспорно, приносят человеку большую пользу, но почти 35 000 используемых в США соединений определенно ; или потенциально вредны для здоровья человека".

- Серьезную опасность представляет загрязнение грунтовых вод и глу­боких водоносных горизонтов, составляющих значительную долю водных ресурсов на планете. В отличие от поверхностных, грунтовые воды не подвержены естественным процессам самоочищения ввиду отсутствия солнечного света, быстрого течения и биотических компонентов.

- Опасность вызывают не только вредные вещества, попадающие в во­ду, почву и пищу. Миллионы тонн опасных соединений выносятся в ат­мосферу.

- Только над Америкой в конце 70-х гг. прошлого века выбра­сывалось: взвешенных частиц - до 25 млн т/год, S02 - до 30 млн т/год, N0 - до 23 млн т/год.

Свой вклад в загрязнение воздуха вносят: автомашины, электроэнер­гетика, промышленность и т. д. Загрязнение воздуха — четкий сигнал отрицательной обратной связи, который может спасти общество от гибе­ли, т. к. он легко обнаруживается всеми.

Обработка твердых отбросов долгое время считалось второстепенным делом. Были случаи, когда на бывших свалках радиоактивных отходов строили жилые дома. Теперь, хотя и с некоторым опозданием, стало яс­но: накопление отходов лимитирует развитие промышленности. Без соз­дания технологий и центров по их удалению, обезвреживанию и рецир­куляции невозможен дальнейший прогресс индустриального общества.

Прежде всего необходимо безопасно изолировать самые ядовитые ве­щества. Нелегальную практику "ночных сбросов" надо заменить их на­дежной изоляцией. Нужно искать заменители ядовитых химикатов. При правильной технологии обезвреживание и утилизация отходов могут стать особой отраслью промышленности, которая даст новые рабочие места и внесет вклад в экономику.

Решение проблемы антропогенного стресса должно основываться на холистической концепции и требует системного подхода. Попытки зани­маться каждым загрязняющим веществом как самостоятельной пробле­мой неэффективны — они лишь переносят проблему из одного места в другое. Если в ближайшие десятилетия не удастся сдержать процесс ухудшения качества окружающей среды, то вполне вероятно, что не де­фицит природных ресурсов, а воздействие вредных веществ станет фак­тором, лимитирующим развитие цивилизации.


4220491498184823.html
4220540163845781.html
    PR.RU™